РИА "Сахалин-Курилы"
23 года длиною от Тыми до Днепра
Герои Советского Союза – неотъемлемая часть истории наших островов. Кого-то Золотых Звезд удостоили за подвиги при разгроме милитаристской Японии на Сахалине и Курилах, кто-то приезжал жить на Сахалин, уже имея такую высокую награду. После 1945 года у нас в области служило немало военных, получивших Золотую Звезду в Великой Отечественной. Имена некоторых Героев Советского Союза известны большинству сахалинцев и курильчан по названиям улиц, населенных пунктов и географических объектов. Но совсем немногие островитяне знают, что в этом списке есть и коренной сахалинец. Это Николай Данилович Грищенко, уроженец села Андрее-Ивановское Кировского района (ныне село Белое в Тымовском муниципалитете).

С САХАЛИНА НА МАТЕРИК И ДАЛЬШЕ НА ЗАПАД

Его бюсты установлены на родине в Белом и в городском парке Тымовского. Парк, кстати, носит его имя… Сведения о герое по крупицам собрали в отделе краеведения Сахалинской областной универсальной научной библиотеки – в основном благодаря энтузиазму ведущего библиотекаря отдела Ирины Шашковой.
Жизненный путь нашего земляка таков.
Николай Данилович родился в многодетной крестьянской семье 23 июня 1920 года. Из-за болезни отца рано пошел работать в колхоз, чтобы помогать семье. Позже, работая в пекарне, окончил вечернюю школу, затем учился на курсах киномехаников. По воспоминаниям одной из сестер, Анны Даниловны, Николай женился на Кате Брыковой и у них родился сын.
29 сентября 1940 года Грищенко призвали на действительную военную службу, он попал на материк в Хабаровский край. Кстати, его имя выбито на обелиске боевой и трудовой славы в Хабаровске.
В боях с оккупантами он стал участвовать с мая 1942 года. Воевал на Брянском и Центральном фронтах в артиллерийской разведке.

«…ГРОЗИЛА ОПАСНОСТЬ ОКРУЖЕНИЯ»

Осенью 1943 года вместе с бойцами 13-й армии Центрального фронта старший сержант Николай Грищенко принял участие в форсировании Днепра, которое прошло успешно. Продвигаясь дальше и готовя плацдарм для высадки основных сил 13-й армии, десантники встретили яростное сопротивление превосходящего по численности противника.
Последний бой у молодого сахалинского парня состоялся 25 сентября 1943 года возле села Заречье Брагинского района Гомельской области Белоруссии.
Вот как описал это сражение командир полка подполковник Сташек в наградном листе – ходатайстве о присвоении звания Героя Советского Союза.
«25 сентября 1943 года численно превосходящий противник под прикрытием артиллерийского, минометного огня и двух бронемашин перешел в атаку в районе села Заречье.
Нашей стрелковой роте грозила опасность окружения. Старший сержант Грищенко, командир расчета минометной роты, с разрешения командира роты, вооружившись гранатами, выдвинулся вперед боевых порядков и начал расстреливать врага в упор. До 30 солдат и одну бронемашину уничтожил воин-герой, не отступив ни на шаг. Даже оставшись без патронов и гранат, товарищ Грищенко не отступал и стойко стоял на своем посту, пока вражеская пуля не сразила его. Истекая кровью, поднялся во весь рост товарищ Грищенко:
– Товарищи, вперед, бейте проклятых извергов, – были его последние слова.
Вдохновленные героизмом товарища Грищенко бойцы и офицеры ринулись в атаку и опрокинули врага с большими для него потерями, отомстив за воина-героя.
Достоин звания Героя Советского Союза».
Эту же резолюцию «достоин» написали на наградном листе все вышестоящие военачальники – командир 74-й стрелковой дивизии, командир стрелкового корпуса, командующий войсками 13-й армии, командующий фронтом. Подполковник Сташек отправил наградной лист 1 октября 1943 года, а уже 16 октября Указом Президиума Верховного Совета СССР нашему земляку, 23-летнему Николаю Грищенко было присвоено звание Героя Советского Союза за мужество и героизм, проявленные при форсировании Днепра и удержании плацдарма на его правом берегу.
Помимо Золотой Звезды Героя, он был награжден орденами Ленина, Красной Звезды, медалью «За отвагу».
Кстати, в наградном листе, подписанном Сташеком, и рассказах сослуживцев есть одно расхождение: командир пишет, что старший сержант Грищенко погиб от вражеской пули, а однополчане вспоминали, что сахалинец последней гранатой взорвал себя и четверых гитлеровцев. Можно предположить, что в последних своих словах перед гибелью он использовал более приземленную, скажем так, лексику – потому что в стрессовой ситуации выбирать слова не приходится… Возможно, командир решил немного сгладить фабулу боя, чтобы у вышестоящего командования не возникало лишних вопросов… Но ни у кого не вызвало сомнения – сахалинец искренне ненавидел врага и в своем последнем бою проявил свои лучшие морально-волевые качества. Потому что нужно было быть человеком не робкого десятка, чтобы практически с голыми руками выйти против автоматчиков и бронемашины…

ДО САХАЛИНА ДАЛЕКО…

Ирина Шашкова, изучая документы Центрального военного архива, выяснила, что в первые дни после боя наш земляк считался без вести пропавшим. В списках потерь части, где служил Грищенко, напротив его фамилии стояла запись «пропал без вести». Потом ее зачеркнули и написали «Золотая Звезда». Похоронили сахалинца в деревне Заречье, там, где он погиб. Позднее прах перенесли в расположенную неподалеку братскую могилу в городском поселке Комарин.
Комарин, стоит отметить, стал первым белорусским населенным пунктом, очищенным от немцев. С него началось освобождение тогдашней советской республики в ходе Черниговско-Припятской операции. Это давало огромные стратегические преимущества нашему командованию. Операция была призвана пошатнуть один из сильнейших фашистских водных рубежей – Днепр, которому враги придавали огромное значение, именуя его «неприступным Восточным валом». Как отмечают специалисты, размах и напряжение Днепровской битвы не знали аналогов в военной истории. Об этом скажет хотя бы такая деталь: на 30-километровом участке от деревни Неданчичи до деревни Верхние Жары (территория Брагинского района) одновременно было задействовано свыше 11 тыс. советских воинов! Таким мощным накатом создавался плацдарм для широкомасштабного наступления.
О гибели Николая и о его награждении Золотой Звездой Героя родным на далекий Сахалин не сообщили ничего. Но в части вместе с ним служило много сахалинцев, в том числе и тымовчан. Они знали о подвиге Грищенко, писали об этом домой. Так весть неофициальным путем дошла до Белого. Но ничего не было известно – где похоронили сахалинца, ценой своей жизни остановившего наступление превосходящих сил гитлеровцев на одном из участков фронта.
Родители, родственники и близкие пытались узнать это через военкоматы и местные органы власти. Однако получить сведения было не так просто – запросы долго составлялись, долго шли и долго рассматривались в военных ведомствах.
Как удалось выяснить, отец с братом умерли, так и не узнав все подробности подвига Николая и не дождавшись сообщения о месте, где он нашел свой последний приют. Только маме и удалось получить письмо с описанием – как и при каких обстоятельствах погиб ее сын и в какой братской могиле захоронен. Ей сказали собирать документы для получения льгот, но воспользоваться ими она так и не успела – умерла.

ДВА БЮСТА

На 40 лет Победы в Великой Отечественной войне, 9 мая 1985 года, в Белом и в городском парке Тымовского были установлены бюсты Героя.
С ними связана одна любопытная и не до конца понятная история. О ней сотрудникам отдела краеведения рассказала в позапрошлом году старожилка района Вера Павловна Вайсят. Она лично знала Николая и его семью. И потому не могла не заметить такой, на ее взгляд, подмены. Уже в наше время вандалы повредили часть бюста Героя в Тымовском. Его заменили, и Грищенко на нем стал непохожим на того, что находится в Белом. По мнению Веры Павловны, в Тымовском бюст вылепили с фотографии его брата Константина. Об этом она судит по различиям во внешности, которые нельзя не заметить. И по таким деталям, что в Белом у Николая Грищенко прямые волосы, а в райцентре – кудрявые. Именно такие были у его брата, пишет она… Проще было бы перенести в тымовский парк бюст из Белого…Или устранить несоответствие – изготовить новое изваяние настоящего Героя – то есть Николая Даниловича Грищенко.
По мнению советника областного министерства культуры Игоря Самарина, такие выводы нашей землячки вряд ли имеют под собой серьезное основание. Ведь бюст не точная фотографическая копия и не должен ею быть… Однако полностью развеять сомнения тоже нельзя – сейчас нет никаких данных об авторах памятников. Нет никаких документов на их сооружение. Кстати, перенести бюст Героя из Белого при всем желании вряд ли возможно – потому что сооружение находится в очень плохом состоянии.
А сведений о дальних родственниках уроженца Белого, его сыне и внуках отыскать не удалось. По крайней мере – пока. И никто не может точно сказать – имела ли место невольная подмена «оригинала» автором бюста. Но надежда еще остается – И. Шашкова послала письмо в программу Первого канала «Жди меня». Возможно, с ее помощью удастся найти потомков Героя Советского Союза или его дальних родственников. Тогда тонкая ниточка истории не порвется…

Евгений Аверин

КОМАРИНЦЫ ПОМНЯТ…
Вспоминает Ольга Иосифовна Копытько, которая в 1943 году жила под Комарином:
– Когда наши пришли, мне 16 было. Как радовались! Хотя поначалу не знали: удержатся – не удержатся. Ведь гитлеровцы быстро очнулись. В тот же день авиация налетела, танки двинули. А у наших практически ничего. Тяжелую технику через реку быстро не переправить. Ребята, обвязавшись гранатами, бросались под вражеские танки. После освобождения Комарина я ушла с медсанбатом на фронт. Там уже получила боевые награды: медали «За отвагу», «За боевые заслуги»...
В течение трех суток была освобождена практически вся южная часть Комаринщины, закреплены плацдармы на правобережье за Днепром. Здесь полегли сотни бойцов. Более 200 воинов были удостоены звания Героя Советского Союза. О том – на двух обелисках, которые сегодня высятся в Комарине.

Виолетта Дралюк.
http://www.pda.sb.by

На снимках: бюсты Героя в Белом (вверху) и в Тымовском

Опубликовано: 07.05.2011 19:18

http://sakhvesti.ru/?div=gubved&id=30160