РИА "Сахалин-Курилы"
Посылка с конкретным адресом
На севере Сахалина завершился «полевой» этап этнографической экспедиции «Сахалин-2013» института этнологии и антропологии Российской академии наук.

Наш корреспондент встретился с руководителем экспедиции профессором, доктором исторических наук Дмитрием Функом – признанным экспертом в вопросах изучения коренных малочисленных народов Севера (КМНС).

– Дмитрий Анатольевич! Только что закончилась ваша новая этнографическая экспедиция, которая проходила на севере Сахалина в июне этого года. Каковы были цели экспедиции и выполнены ли они?
– «Полевой» этап экспедиции успешно завершен. Мы встречались с представителями нивхов, нанайцев, немногочисленных эвенков, а также уйльта. Устаревшее название последних – ороки. Многие сами предпочитают называться орочонами.
Проведены десятки интервью с представителями разных народов, специальное социолингвистическое исследование жителей. Это делалось с целью получения данных для описания языковой ситуации в поселках компактного проживания КМНС. Большая работа по фиксации и копированию документов прошла в архивах.
Получили мы от местных властей и статистику по основным демографическим показателям за последние годы. Сделано порядка тысячи фотографий и ряд аудио- и видеозаписей.

– Удалось зафиксировать нечто уникальное?
– Любые впервые собранные материалы уникальны. Есть, например, запись беседы с женщиной, у которой в детстве были откушены мизинчики на ногах. Это делалось для того, чтобы защитить ребенка от смерти – в том случае, если старшие братья и сестры умирали: мать откусывала мизинчики у своего ребенка, чтобы тот выжил. Эта девочка – выжила. И это уникальной ценности научный факт, отражающий старинный обычай.
Также удалось описать обряд «поднятия лодок». Он прежде не был описан и уже лет семьдесят не практикуется, хотя в памяти стариков долгое время сохранялось собственное название месяца года, когда он происходил: ноябрь у нивхов так и назывался – «месяц поднятия лодок».
Обычно обряд проводился возле кладбища (хотя это сообщение еще предстоит перепроверить): снимался кусок дерна, ставилась модель нивхской избушки, деревянный идол, все посыпалось ритуальными стружками, на месте обряда устраивался ритуальный танец. После обряда кусок дерна аккуратно укладывали на прежнее место – до следующего года.

– На решение каких проблем КМНС требуется обратить внимание на Сахалине?
– Прежде всего на то, что все языки коренных малочисленных народов, проживающих на острове, особенно нивхский и ультинский, находятся под угрозой полного исчезновения. Считаю, что они недостаточно глубоко преподаются в школах. Так, нивхский язык изучается до третьего класса в трех школах, а ультинский только планируется начать преподавать в одном лицее.

– Чем можно помочь КМНС?
– Весьма желательно отказаться, наконец, от патерналистского подхода «чем мы можем помочь им». Помочь КМНС или какой-либо иной этнической группе невозможно ровно по той же причине, по которой невозможно доставить посылку, адресованную «нивхам острова Сахалин». Получатель помощи всегда должен быть четко определен: конкретный человек, семья, предприятие и т. п.
Современное состояние КМНС в значительной степени является результатом многолетней политики «помощи народам».
Тем не менее научное сообщество может оказать профессиональную помощь, как минимум, по двум направлениям: в сфере языкового планирования и в образовании.

– Что будет итогом экспедиции?
– Итогом экспедиции будет аналитический отчет с конкретными рекомендациями – чем все-таки реально можно помочь коренным народам Сахалина в сохранении их языка, культуры и традиций.

– А кому он адресован? Широкой общественности?
– Широкой общественности – тоже. Но проходит работа нашей экспедиции при поддержке компании «Эксон Нефтегаз Лимитед». У нее есть большой опыт работы с КМНС по различным культурно-образовательным проектам. Надеемся, что наши рекомендации будут востребованы самым практическим образом.
Они могут стать основой для разработки в ближайшем будущем образовательных программ для КМНС Сахалина. Опыт подобных программ уже есть в других регионах.
Предвижу ваш вопрос: зачем это нужно промышленной компании? Думаю, для дальнейшего диалога с коренными народами. Потому самое важное сегодня – помочь сохранить их уникальную культуру. И здесь цели этнографов и ответственных промышленных компаний объективно сходятся.

Автор: Ирина Молотова

Опубликовано: 03.08.2013 17:28

http://sakhvesti.ru/?div=gubved&id=52852