РИА "Сахалин-Курилы"
Чиновник, оставшийся врачом
Владимир Александрович Сибиркин, начальник областного департамента здравоохранения с 1995 по 2003 год.

Фото из книги «Неоконченный реквием».

Вспоминает Виктор Леонидович Морозов, бывший заместитель начальника управления здравоохранения Сахалинской области, Коллега и друг Владимира Александровича Сибиркина, проработавший с ним более десяти лет.
В воспоминаниях о Владимире Сибиркине часто звучат слова – отзывчивый, неравнодушный, веселый. Десяток лет «чиновничьего стажа» не выхолодили сердце Врача, не приучили смотреть отстраненно на людские беды, прикрываться отчетами от обращений и просьб о помощи…
– Владимир возглавил областное управление здравоохранения в 1995-м, сразу после прихода Игоря Фархутдинова на пост губернатора. В те годы отечественная медицина стремительно переходила на «платный формат», и процесс этот шел болезненно и страшно. Не было ни госпрограмм, финансирующих операции и дорогостоящее лечение для тяжелобольных людей, ни бесплатных медикаментов для льготников, а стоимость услуг специалистов ведущих клиник страны приближалась к западным расценкам в отличие от доходов россиян. Нет денег – ложись и помирай!
Владимир тогда много сил положил на то, чтобы в регионе заработала программа, по которой тяжелобольных детей отправляли на операции за счет бюджета. Впрочем, сначала появилась не программа, а два умирающих ребенка, которым требовались экстренные операции в кардиологическом центре. Владимир Сибиркин целыми днями пропадал в Думе – просил, убеждал, требовал помощи депутатов. Конечно, он понимал, что казна региона не кошелек – достал денег и выдал, что выделение средств – процедура, требующая времени. Только вот времени у больных детей как раз не было!
Деньги удалось «выбить», но мы понимали: ситуация повторится, а значит, необходима целевая программа, чтобы средства на такие нужды были заложены в бюджет заранее. И она была создана, сотрудники нашего управления выходили на клиники, договаривались об отправке детей, делались операции...
Конечно, и после принятия программы без форс-мажора не обходилось. Деньги, заложенные на год, кончались, а больным требовалась срочная помощь. И Владимир вновь бежал в Думу с просьбами о дополнительном финансировании, убеждая парламентариев помочь. Иначе он просто не мог. Ведь в те годы для многих сахалинцев средства региональной программы являлись единственным шансом на жизнь...
Виктор Морозов работал с Владимиром Александровичем с 1992 года. Когда Сибиркин переехал из Анивы в областной центр, чтобы возглавить новую структуру – городское управление здравоохранения, он пригласил коллегу на должность заместителя. С того момента и до гибели Владимира Александровича они дружили семьями и работали вместе, сначала в городском, а после и в региональном управлении.
– Свою карьеру в качестве чиновника здравоохранения Владимир Сибиркин начинал на костылях: порвал связки на ноге, играя в волейбол. Он первым приступил к работе (других сотрудников во вновь созданном городском управлении еще не было) и все торопил меня: «Витя, ну давай скорее дела передавай, я же, сам видишь, едва ковыляю!»

Награжден правительственной наградой. С губернатором И.П. Фархутдиновым. 1999 год. Фото из книги «Неоконченный реквием».

Но от пристрастия к спорту травма его не излечила. Володя и всех коллег к активному досугу приобщил – футбол, волейбол, совместные выезды на рыбалку, праздники и дни рождения у костра... Он обожал комсомольские песни: в Новосибирском мединституте Сибиркин комсоргом был, так что со времен студенческой юности знал их, наверное, сотни. Так что Володя солировал – мы подтягивали.
Владимир Александрович и на Сахалин впервые приехал в качестве комсомольского вожака – командиром студенческого стройотряда. Чем-то пленила его островная земля, и, будучи уже дипломированным врачом, Владимир Сибиркин вернулся на Сахалин – работать хирургом в больнице областного центра. Впрочем, планы тогдашнего руководства облздрава на молодого специалиста оказались иными – ему предложили должность главврача в Анивской ЦРБ, которая сегодня носит имя Владимира Александровича Сибиркина.
– После перехода в региональное управление здравоохранения коллективные выезды на природу пришлось ограничить. Бывало, зовешь Володю в выходной на рыбалку, а он ни в какую: «Не могу – Игорь Павлович может в любой момент «выдернуть». В личном календаре губернатора Фархутдинова «красных дат», думаю, не было вовсе, и от руководителей региональных структур он требовал такой же отдачи.

На острове Итуруп. Слева – Владимир Сибиркин, в центре – мэр города Курильска Сергей Подолян, справа – исполнительный директор Дирекции ФЦП «Курилы» Евгений Рыбаков. 27 августа 1997 года. Фото из книги «Неоконченный реквием».

Игорь Павлович был руководителем авторитарным, не все могли выдержать его стиль, ритм и крутой нрав. Сторонники размеренной жизни в губернаторской команде не задерживались – «выживали» только люди энергичные, сильные и с крепкими нервами.
Впрочем, даже недоброжелатели отдавали ему должное: Фархутдинов был дальновидным политиком. Даже в условиях хронического дефицита средств он никогда не откладывал в «конец очереди» нужды островной медицины, стремился укреплять и развивать эту сферу. Сотрудники нашего управления регулярно выезжали в районы, самые слабые медучреждения посещали по несколько раз за год, вывозили туда бригады врачей – специалистов по разным направлениям. Использовалась каждая возможность, чтобы заложить в областном бюджете средства на строительство, ремонты, закупку нового оборудования, но и спрос за каждый выделенный рубль был очень серьезным.
Когда губернатор инспектировал объекты, поверхностным осмотром дело не ограничивалось, он в каждый закуток заглядывал (как инженер Игорь Павлович разбирался в строительных тонкостях, да и специалисты его всегда сопровождали), и не дай-то Бог, что не так сделано…
Возможно, на фоне нынешних масштабных строительств и вложений в медицинскую отрасль достижения десятилетней давности смотрятся скромно. Мы тогда собирали заявки с больниц не для того, чтоб включить перечень нужд в соответствующие программы бюджета, а в надежде хоть что-нибудь получить. Закупка партии одноразовых шприцев для детской больницы или томографа казалась значительным делом, а уж такие приобретения, как первый на Дальнем Востоке магнитно-ядерный резонатор и вовсе воспринимались как триумф прогресса. Проектов и задумок было немало – не хватало лишь денег на их реализацию…
Многие хорошие идеи остались нереализованными. И одна из таких – строительство лечебного реабилитационного центра, проекта, которому Игорь Фархутдинов пообещал поддержку перед отлетом на Камчатку. Отправляясь с губернатором, Владимир Сибиркин дал заместителю поручение – подготовить пакет документов. А по возвращении он при поддержке Игоря Павловича планировал презентовать проект перед депутатами областной Думы.
– Мы хотели построить специализированное лечебное учреждение для восстановления здоровья людей после травм, операций, болезней. Своевременная и эффективная медицинская реабилитация – массажи, лечебная физкультура, различные физиопроцедуры и прочее – позволяет во многих случаях предупредить инвалидность.
Подобные центры действуют в ряде регионов России, и мы хотели создать такой на Сахалине. Когда преподнесли идею губернатору, Игорь Павлович сразу загорелся, сказал: «Возвращаемся и начинаем продвигать ваш проект». Он понимал: вложения предстоят солидные – проектирование, строительство, подготовка кадров, закупка специализированного оборудования, но также осознавал актуальность и важность этой работы, которая пусть через годы, но окупит себя сторицей, вернувшись сохраненным здоровьем тысяч островитян…

Анна Ярулина.
(Из книги «Неоконченный реквием».)

Опубликовано: 20.08.2013 15:52

http://sakhvesti.ru/?div=spec&id=6014