РИА "Сахалин-Курилы"
Для нас он по-прежнему в командировке…
Евгений Викторович Смыков, заместитель начальника департамента по рыболовству Сахалинской области с 2001 года. Вся жизнь его связана была с морем и рыбодобычей. Вначале работал в рыболовецких колхозах Долинского и Холмского районов Сахалинской области, затем в Рыбакколхозсоюзе и областном департаменте по рыболовству.

Вспоминает Елена Владимировна Смыкова.
– С Женей мы поженились во Владивостоке, когда я только-только закончила Дальневосточный институт советской торговли, а он еще был курсантом Дальрыбвтуза.
Через год муж получил распределение, и оно оказалось очень даже неплохим – заместителем начальника отдела рыболовства в рыболовецкий колхоз имени Котовского в село Стародубское Долинского района Сахалинской области. Таким образом, в 1984 году он вернулся на родной остров, чему был рад. Ведь Женя – невельчанин, здесь родился, закончил среднюю школу.

Елена и Евгений Смыковы со старшим сыном Сашей. 1986 год. Фото из книги «Неоконченный реквием».

Нам в колхозе, как молодым специалистам, выделили квартиру, я ведь тоже нашла себе здесь работу. Я и экономистом трудилась, и нормировщиком. Зарплата хорошая, отпуска большие, раз в 2 года с бесплатным проездом на отдых. Социальные льготы мы получали от государства в полном объеме. Так что рожать детей было не страшно. У нас двое сыновей: Александр и Женя, или, как мы его называем дома, Джон Джоныч.
Когда случилась эта катастрофа, старшему было 20, а малому всего 12 лет. Саша тогда меня спросил: «Мама, как мы дальше будем жить?» Я отвечаю: «Так же как и всегда. Наш папа – в командировке». Так что по сию пору нас – четверо. Мы – семья! Иначе и быть не может. Для детей он – идол, эталон, к которому они стремятся. Отец в них много сил вкладывал, многому научил. Он для них и сейчас – главный авторитет. Если я пытаюсь их в чем-то переубедить, настоять, а им это не по нраву, то сыновья говорят: «А отец так не говорил, отец так не делал…» Иногда, бывает, зовут меня: «Смотри, я как папа сделал». Дети на него равняются! И наш трехлетний внук тоже будет гордиться своим дедом, когда вырастет. Мне сейчас не стыдно смотреть в глаза невесткам. Потому что наши мальчики – настоящие мужчины, как их отец.

Евгений Смыков с сыном и друзьями на яхте. 2000 год. Фото из книги «Неоконченный реквием».

Для моего мужа семья была главным приоритетом в жизни. Он как бы спрятал нас за свою спину и закрыл грудью. Это было настолько безопасно, настолько уверенно – жить с ним! С таким вот ощущением мы и прожили за его спиной 20 лет. Женя был моей половиной, я – его. Он всегда со мной советовался. По всем жизненно важным вопросам решения мы принимали вместе. Мое мнение для него было важно. Он всегда повторял: «Ты – мой крепкий тыл, ты – хранительница очага, ты – мой дом, куда я всегда возвращаюсь». И то, что мы с ним построили, – это было нашей стенкой, нашей крепостью. Он защищал нас, а мое дело было держать тыл. Мы привыкли жить в таком режиме. Папа – в командировке. Мама – ждет, дети ждут его. Пока его нет, они ведут себя прилично, потому что знают, папа приедет, и мама расскажет ему, если они плохо себя вели. И им будет стыдно перед отцом…
Я думаю, сейчас он гордился бы сыновьями, они нашли свою дорогу в современном мире. Александр – логистик, работает в одной из компаний – подрядчике нефтегазовых проектов. Женя – специалист в компьютерных технологиях.
Мой муж любил не только семью, но и друзей. Он увлекался экстремальными видами отдыха, которые требуют смелости и даже лихости: охотой, горными лыжами, гонками на воде… Его обожали друзья. Если Жени не было с ними, то обязательно вызванивали и звали: без тебя тут кисло, веселья не получается.

1986 год. Стародубское. Рыболовецкий колхоз им. Котовского. Фото из книги «Неоконченный реквием».

Своей профессией рыбодобытчика, морского инженера и организатора производства, отрасли Евгений дорожил – суровая мужская работа, требующая полной отдачи. Поэтому мы привыкли к тому, что наш папа задерживается и часто пропадает в командировках… Но мы знали, все, что он делает в жизни, и карьера – все это совершается во благо семьи. Когда он уезжал 20 августа 2003 года, я спросила: «Ты вернешься сегодня или завтра?» – «Я вернусь». – «Когда?» – «Я вернусь, ты жди…»
Он всегда мне говорил: «Все нормально. Со мной ничего не случится. Пока ты любишь, со мной ничего плохого не может случиться...»

Записала Александра Ким.
(Из книги «Неоконченный реквием».)

Опубликовано: 20.08.2013 15:55

http://sakhvesti.ru/?div=spec&id=6021